Как быть с любовью?

Брак – это прежде всего сотрудничество, исполняйте свои обязанности, свой долг перед партнером, и проживете жизнь достойно, - так учили нас еще наши бабушки. Во многом это верно, но есть ли предел, за которым жизнь по правилам и следование обязательствам в семье больше не приносят удовлетворения, превращаются в пытку и насилие над собой?

Любовь выше долга в моральном отношении. Поэтому если в семье не осталось ни капли любви, то нет смысла сохранять это сексуальное партнерство в части совместного проживания и производства детей. Но семейный долг совместного обеспечения и воспитания их, по-прежнему, остается. В этом смысле семья никогда не исчезает полностью вместе с разделом имущества и детей по разводу. Кто надеется на иное, тот в моральном смысле наивен и инфантилен.

Не пытаясь заменить великие творения искусства на тему потери любви, попробуем проанализировать: почему так случается, как к этому относиться и что вообще делать с помощью Общей теории управления.

Согласование ценностей


Семейное счастье, как и любое счастье, основано на любви к своей судьбе и принятым на себя обязательствам, на внутреннем принятии своего долга и внешней «доли», своей объективной роли и места в жизни. Казалось бы, чего проще, любить того, кого полюбил когда-то и потому выбрал в супруги. Но чем ближе люди узнают друг друга, чем больше обмена информацией между ними, тем шире и глубже становятся сферы соприкосновения или столкновения их личных миров и, следовательно, согласования или рассогласования их ценностей. То есть шансы «не сойтись характерами» у супругов резко возрастают по мере их познания друг друга. Но супруги должны иметь точек соприкосновения больше, чем точек столкновения.

Необходимость согласования ценностей не осознаётся во время упоения вожделением, а плотская страсть не долговечна. Поэтому в семьях, где возникли духовные дружба и любовь, постепенно сближаются ценности, а значит и потребности, цели, интересы, мотивы. А в семьях, где возникли соперничество и манипулирование, изначальная обособленность различных «эго» не только сохраняется, но и превращается в отчуждённость. Цели и ценности супругов противопоставляются, что блокирует процесс взаимоотождествления супругов как пары - партнёров по семье. В домохозяйстве накапливаются негативные переживания и неприятие друг друга, которые не перекрываются позитивными чувствами.

Самое страшное при этом, что люди привыкают к тому, что близость понижает духовность их отношений, а не возвышает. Суть такой «непозитивной адаптации» друг к другу в семье состоит в потакании низменным привычкам, потере высоких чувств. Когда пропадает уважение к морали как всеобщему закону общения, к таинству любви, её интимности и соответствующей ей стыдливости, то приходит в забвение и сама любовь, так необходимая семье.

А между тем, по мере рассеивания субъективного образа объекта любви перед каждым супругом возникает задача полюбить объективно существующего, реального человека, а не воображаемого. Вот тогда-то и обнажаются не проявленные ранее противоречия в подсознательных ожиданиях супругов, нарастают взаимные претензии друг к другу. Если этот момент будет пережит, то плотская любовь перерастет в духовную.

Это случается обычно после самоопределения личности, осознавшей действительность, принятия ею реального человека как объекта своей любви. Если за период «любви плоти», на которую выделяется природой не так уж и много лет, не возникла любовь духа – то данное испытание не выдержать. Себялюбие переборет любовь к «другому». Альтруизм как сущность любви будет вытеснен эгоизмом, останется лишь субъект любви, а цель и объект любви будут утеряны навсегда.

Казалось бы, что за беда, раз новая страсть ещё придёт и перерастёт в высокодуховную форму любви… Ну а если не придёт, или не перерастёт? «Река жизни» то утекает… Со временем найти того, кто просто нравится, уже будет сложно, а уж того, кого полюбишь, да ещё и взаимности добьёшься – вообще маловероятный сценарий, с технической точки зрения. Право на ошибку даётся лишь дважды или трижды, и то лишь «везунчикам». Немалая часть людей так никогда и не встречает «свою половинку».

Измена с точки зрения Общей теории управления


Самый тяжкий вид испытания любви принятием реального человека за объект любви – это переживание «измены» супруга. Уязвлённая гордыня, страх потерять супруга и иные эмоциональные гримасы эгоизма не могут просто так отторгнуть любовь. В реальности никто не может махом разлюбить того, кто нам изменил. Мы любим людей не потому, что они нам не изменяют, а потому что они уникально ценны лично для нас. Кто это осознаёт, тому легче пережить это испытание, выйти на новый уровень своего личностного развития и супружеских отношений. Для тех же, кто не успел это понять, принять эмоционально, жизнь превращается в бесконечный кошмар. Они не могут ни простить супруга, ни «отпустить» его, «сами не знают чего хотят», разрушают тем самым не только семью, но и жизнь - свою, своих детей и супруга.

Причин такого краха в управлении семьей несколько:

- личность не понимает своих истинных чувств, любит или не любит, всё остальное регулируемо в зависимости от этого самоопределения;

- личность домохозяина или домохозяйки не относится к семье как объективной ценности, общей для всех членов семьи, путает свои личные амбиции с семейными интересами и целями;

- незнание подчинённой роли любого управления целям управляемой системы и иных научных положений в социальном управлении;

- низкий уровень личностного развития, в частности - эмоциональной устойчивости и рефлексии как способности к пониманию смысла собственных действий в контексте возникающих ситуаций и их соответствия своим истинным чувствам.

Под истинными чувствами имеется в виду, прежде всего любовь или её отсутствие. Она редко бывает у людей безусловной, полной и чистой, как положено ей быть. Более того, в силу отсутствия самопонимания многие из нас могут осознать присутствие любви лишь при потере отношений с объектом любви. Поэтому мы зачастую, желая быть любимыми, не без опасности для себя, используем угрозу разрыва отношений, чтобы проверить или проявить взаимность чувств партнёра, желательно равных по силе. Так или иначе, временная разлука – это хорошее средство разобраться в своих чувствах, по крайней мере - для тех, кто не чувствует или не осознаёт своей любви.

Для остальных же - если ростки любви в душе человека присутствуют, пусть и неравные, то их можно развить в себе, выйти на новый уровень творческой активности своей личности и спасти тем самым свою семью, без отказа от своего «я». Наступать «на горло собственной песне» совсем не обязательно, и даже вредно. Самоуничижение– самый опасный, извращённый вид эгоизма и гордыни, ему сопутствующей. Оно не приведёт к любви, и не спасёт её...

Новый уровень любви


Так что дьявола надо уважать, нельзя его игнорировать. Если что-то вашему существу не нравится, то это ему не нравится, осталось только определиться «а насколько оно надо» ему. Эгоизм - это нормально. Именно он, благодаря любви, превращается в альтруизм. Только любовь может естественно преодолеть эгоизм. И только в любви мы видим полную гармонию духовного и материального аспектов в личности человека: всеобщей воли к благу всех, включая любимого, и единичной воли к благу своему, отдельному. Не бывает истинно любящего самоотречения во имя другого человека, семьи и иного общего дела без личного стремления «эго» к такой, поистине святой самоотдаче. Только самодостаточная личность способна к сознательному самоотречению во имя любви, которое ничего общего с бессознательным аффектом самоотрешения не имеет.

До этого уровня можно дорасти, но этому мешают многие внутриличностные ограничения. Особое место среди них занимают естественно устоявшиеся в массовом сознании эгоистические клише, которые отрицают всеобщую природу любви. Якобы «истинная любовь может быть только к одному человеку», что якобы в этом мире «есть только ты и я, и больше никто». В реальности это не так. «Нельзя жить в обществе и быть свободным от него», как метко заметил К. Маркс.

Большинство нормальных людей любит многих людей, каждого из них по-разному, и в качестве отношений, и в количестве контактов. Все люди различны, и любим мы их различно. Брата как брата, друга как друга, Булата как Булата, а Асета как Асета и т.д. и т.п. Вполне понятно при этом, что семья у нас на первом месте в силу непосредственного контакта на постоянной основе. И всё равно, бывает, что мы можем безответно любить кого-то всю жизнь, несмотря на семью, по отношению к которой у нас есть социальные обязательства. Сердцу не прикажешь…

В действительности, если я люблю только одного человека, то я и его не люблю – хочу, чтобы он был только мой и больше ничей, мы присваиваем его, и делаем из него «бессловесную вещь», объект личной собственности. Мы даже к работе ревнуем его. Образ Кармен – поучительный пример такого положения. Сначала Кармен радуется, что ради нее любимый человек готов убить любого, а потом погибает от его руки, поскольку и он требует от героини «эксклюзивной» любви.

И наоборот, если я хотя бы одного человека люблю по настоящему, то моя любовь к нему лично станет всеобщей любовью ко всем. Любовь как личное соприкосновение с всеединством мира безгранична, в смысле внутреннего ресурса личности. Известны исторические свидетельства, что Рама, Кришна, Мухаммед и иные великие личности имели семьи и/или сексуальных партнёров в быту, но они не были рабами своего эгоизма, не обязывали своих любимых к личной преданности исключительно им. И любящие «пророков» были свободны в своем выборе.


Взгляд прагматика


Всему есть своя мера и свой смысл, в том числе и ревности, она наводит порядок во взаимоотношениях супругов. Поэтому во всех религиях прелюбодеяние как «возжелание жены ближнего» есть моральный грех вожделения. Но нельзя ревность путать с любовью. Природа любви проистекает не из собственности, вынуждения или принуждения, в то время как ревность проистекает именно из них. Ревность есть лишь вид зависти, основанный на иллюзии владения живым человеком, на лишении его субъектного права выбора и на предъявлении претензий постороннему вам лично человеку, пусть и «недостойному» вашего супруга. Ревность это противное, противоположное любви чувство, на котором семью не построить.

Тем не менее, все мы люди и всех нас обуревает ревность. Но если я всё же люблю своего партнёра по семье, каким бы «конченым эгоистом» он ни был, то я всегда предоставлю ему возможность исполнять свой семейный долг по совместному со мной проживанию, производству, обеспечению и воспитанию детей. Вопрос эксклюзивности его любви ко мне будет отложен до того момента, пока он исполняет свои обязательства по отношению к своему домохозяйству. Даже такая обывательская, «потребительская», как покажется некоторым, точка зрения способна сохранить семью как частное совместное предприятие, наследие и имущество которого рано или поздно будет принадлежать детям, а не его учредителям.

Посмотреть на карте Алматы