Сила «обратной связи»

Управление изменениями и его объективные границы


Как часто наши планы рушатся из-за объективных причин: внезапных поступков других людей, внезапных перемен во внешних обстоятельствах. Как часто идеально продуманное дело рушится на глазах, и мы не можем найти причины происходящего. Иногда следует подняться над ситуацией, дать себе передышку и попробовать взглянуть на проблему философски. Может быть, причина в нас самих, в наших попытках действовать, игнорируя существующую реальность, законы мироздания?..

Можем ли мы вообще управлять другими людьми, добиться того, чтобы они действовали так, как нужно нам? Каковы границы управления?

Ответ прост: границы есть, и, зная их и понимая сущность управления, можно научиться управлять эффективно.

Во-первых, непосредственно мы можем управлять, не столько создавать, сколько упорядочивать, регулировать лишь изменениями в людях, идеях, средствах труда, отношениях, но не ими самими. Поэтому успешным считается такое управление, при котором неизбежные изменения происходят в желаемом направлении. Только этим обеспечивается достижение поставленной цели.

Во-вторых, руководитель, «субъект» управления, всегда находится внутри, он часть организации. Не стоит представлять его как некую всемогущую силу извне. Любая организация так устроена, что порождает внутри себя управляющий элемент. Если вы думаете, что управляете извне – это ошибка. Вы просто передаете свои указания настоящему управленцу внутри системы. И если ваши указания будут противоречить интересам системы, она отторгнет, избавится от вас.

В-третьих, всегда помните об обратной связи: сила воздействия равна силе противодействия, и ваше влияние на систему неизбежно вызовет ответное влияние.


Управляющий: изнутри или извне


Все попытки выделения управления из системы как отдельного от неё элемента отражают непонимание реальной природы управления. Говоря научно (http://otu.aspandau-academy.kz/), управление как «уполномоченный» на исполнение общей функции элемент в любой системе связывает подсистемы с системой и надсистемой тем, что координирует изменения во внутренней среде системы с изменениями во внешней среде посредством их согласования. Но управляющий элемент сам не является надсистемой, осуществляющей внешнее воздействие на управляемую систему и получающей обратное, не менее управляющее, противодействие с её стороны.

Следует опровергнуть одно расхожее заблуждение, которого придерживаются все бихевиористы, к коим следует отнести и Элтона Мэйо, основателя школы «человеческих отношений» в менеджменте. Оно состоит в том, что хоть у людей и нет «кнопок, рычагов, педалей, посредством которых их можно заставить выполнять те или иные действия», зато вместо них у человека есть жизненно важные потребности, которыми можно вполне успешно манипулировать.

Следовательно, если изменить внутреннее восприятие и/или внешнюю среду человека, то это спровоцирует желательное для управления его поведение, направленное на устранение нежелательного воздействия или сохранение желательного воздействия (в зависимости от восприятия объекта).

Однако этот рационалистический, «инженерный» подход к управлению социальными системами, вооруженный бихевиористскими психологическими методами управления, провалился к началу информационной революции в ходе пятого технологического уклада научно-технического прогресса. Социализм пал как мировая система рационалистического преобразования природы человека, и вряд ли этот пройденный этап социального опыта снова возродится. То есть не всякое управляющее преобразование социальной среды человека формирует, направляет характер его личности, а только то, которое соответствует общему ходу истории. Если управление обществом ошибается, то общество поправит его. Если при этом управление доминирует над обществом и общество вследствие этого не может скорректировать управление, то общество начинает деградировать.

Любое прямое воздействие субъекта управления на объект управления без обратной связи, без противодействия объекта субъекту является бесперспективным, поскольку игнорирование факта взаимодействия не продуктивно, да и не реально.

Рефлексивное управление сознанием


Но живучесть этого заблуждения оправдывается разнообразием средств воздействия. Якобы, если в ходе эволюции физическое насилие заменено на создание соответствующих условий, "регулирование потоков ресурсов" – например, то мы имеем дело уже не с «командно-административным», а с "рефлексивным" управлением. Сложности видятся только в стохастичности (случайности) ответных реакций, но и они могут быть сняты при условии "хороших знаний об управляемом объекте". Но это логическая ошибка.

В реальности у "управляемого объекта", помимо рефлекторного (реакционного) поведения, есть также ещё и целенаправленная, социально ориентированная деятельность. И рефлексивное управление связано как раз с сознанием управляемого объекта, с сознательным поведением личности в деятельности человеческого общества. Рефлексивное управление работает с сознанием, как своим, так и объектов управления. В своём настоящем значении оно учитывает, что манипулирование управляемыми, равно как и их окружающей средой и ресурсами, наносит ущерб не только сознанию объектов и субъектов управления, но и самой управляемой системе. Именно поэтому несогласованные манипуляции закономерно пробуждают в «управляемых» непредсказуемые, креативные и обратно управляющие реакции. Чем сложнее система, чем больше в ней накапливается информации, тем больше у неё способностей и возможностей сознательного действия, и, тем больше, она нуждается в рефлексивном управлении. То есть рефлексивное управление как более высокий уровень управления в сложных системах имеет мало общего с примитивным уровнем управления - манипулированием средой и ресурсами объектов в целях вызова у них инстинктивных, рефлекторных реакций на это манипулирование.

В понимании вульгаризаторов понятия «рефлексивное управление», стремящихся к манипулированию средой и ресурсами, сознательная обратная связь от объектов управления предполагается досадным препятствием на пути получения «чистой» обратной связи, абсолютно «достоверной» рефлекторной реакции, реализующей их безусловные и условные рефлексы. Именно такое манипулирование ресурсами, без сознательной обратной связи с их потребителями является нерефлексивным, обязательно оканчивается плачевно для любого управления, поскольку эти «потребители ресурсов», на самом деле, должны быть, одновременно, их обладателями и производителями.

Итак, определение управления через «здравое» и потому весьма соблазнительное понятие «воздействия на систему» возможно только в бытовом, обывательском смысле. В научном смысле оно не соответствует действительности, и не работает. Как уже указывалось, система не является, и не может являться, объектом управления иначе, как только с помощью управления изменениями в ней.

Попытки сузить роль управляемых "объектов", упростить сущность процесса управления связаны со стремлением расширить роль управляющих "субъектов", наделить их независимыми от объективной реальности (и объектов воздействия) возможностями. Для оправдания такого подхода исследователи используют сложные построения, выводя "субъектов" из зоны действия ими же установленных или признанных законов. Предполагается, что чем совершеннее система управления, тем меньше случайностей, тем меньше риск при выборе путей развития. Так ли это?

В реальности, чем совершеннее управление, тем больше оно накапливает информации, тем больше разнообразие её элементов и связей между ними, способностей и возможностей самоусиления их взаимодействия, что, наоборот, увеличивает случайности в поведении системы, её неустойчивость и риски при выборе управлением варианта развития.

Следует напомнить, что в строгом, научном смысле ни система, ни даже её элементы сами по себе не могут быть объектами управления для управляющей подсистемы. Только объективные, естественные изменения в них являются таковыми.

Мифы о зомбировании


Именно поэтому следует признать спекулятивными все "научные обоснования", предлагающие управлять путём вмешательства в структуру управляемого объекта через его среду обитания, ресурсы, а также через прямое информационное вмешательство, которое действует целенаправленно на центр принятия решений управляемого объекта. Здесь речь идет о мифологизированном "информационном вмешательстве", которое могло бы изменять программы поведения управляемого объекта, навязывая ему некоторый образ действий внушением, гипнозом, зомбированием, пропагандой и т.п. Эти всемогущие в обывательском сознании способы управления являются явно манипуляторскими, а не рефлексивными, и не подходят для управления сложными системами, особенно в современных условиях быстрого накопления информации. Их «минимальная энергоемкость» - миф.

Прямая и обратная связь как феномены воздействия и противодействия необходимо составляют собой взаимодействие вообще, коммуникацию в самом широком, а не только узком, информационном значении (обмена знаками и смыслами сообщений). Обратная связь как феномен обратного действия, равного по силе прямому действию, есть основа мироздания, неотъемлемый атрибут взаимодействия в мире. Информационное взаимодействие, прямые и обратные связи в нём, есть лишь один из способов реализации принципа взаимодействия вообще.

Вследствие нарушения объективной ценности взаимодействия, манипулирование условиями внешней среды как примитивный способ управления, основанный на рефлекторной реакции объекта управления на лишение его «входных» и «выходных» потоков, который до сих пор проповедуют под глубоко ошибочным названием «рефлексивного управления», рано или поздно просто перестаёт работать.

Манипулирование внешней средой объекта, да и самим объектом, вполне может работать в процессе научного исследования при искусственно заданных условиях эксперимента или иного наблюдения за объектом в процессе познания его. Но одностороннее воздействие на объект (или его среду) не может быть эффективно в процессе практического управления. Без условия испытания управлением на себе последствий собственного действия и уж тем более без намерения совместного действия (согласованного взаимодействия) с управляемой системой контроль над управлением ею теряется.

Когда мы манипулируем, мы стремимся к абсолютному, безусловному и безраздельному контролю над событиями без ответственности за последствия собственных действий, мы стремимся управлять самими объектами, а не изменениями в них. При манипулировании мы не желаем вступать во взаимодействие с объектами воздействия.
Поэтому рано или поздно мы испытываем всю мощь противодействия объектов воздействия, поскольку взаимодействия с ними в момент воздействия на них избежать нельзя, даже в условиях тотальной власти над ними. Управлять сложными системами, способными самостоятельно принимать решения, можно только действительно «рефлексивным» путем, задействуя не столько власть и рефлекторные реакции управляемых систем, сколько сознание (их и своё собственное). Рефлексивное управление - это высоко сознательное информационное взаимодействие со сложными системами, а власть - лишь возможность такого рефлексивного управления, основанного на обмене информацией.
Больше о возможностях и способах управления можно узнать на тренинге:

Посмотреть на карте Алматы